Е.С. Лавриненко

кандидат филологических наук, доцент

Творчество В. Ходасевича в эмигрантской критике

В. Ходасевич занимает особое место в литературе первой трети XX века. Нестандартность его личности сказывалась в непростых взаимоотношениях с собратьями по перу, в независимости его позиции и стремлении сформировать собственную философско-эстетическую концепцию. Его творчество вызывало разный резонанс в литературных кругах – от восторга до непонимания и категорического неприятия.

Г. Иванов причислял поэта к многочисленной группе малозначительных, с его точки зрения, авторов, среди которых называл имена Б. Садовского, М. Волошина, Эллиса.

Негативные ноты звучали и в статье Ю. Терапиано, долгое время бывшего в числе соратников Ходасевича. Критик отметил формальное совершенство поэзии Ходасевича: «Скупым, чрезвычайно точным языком он умел сказать именно то, что хотел, равновесие формы и содержания у него выдержано, как мало у кого из современных поэтов», пытался определить и доминанты художественной системы Ходасевича, подчеркивая важность темы протеста против нелепого устройства этого мира, пошлости и низости быта, малости и убожества современного человека. Но вслед за Г. Ивановым Терапиано упрекал Ходасевича в отсутствии той «верховной музыки», которая была свойственна поэзии Блока. В заслугу же Ходасевичу Терапиано поставил то, что он мог поднять самую «невзрачную», «обыденную» тему «на уровень поэзии острой и законченной».

Другие современники (А. Белый, Д. Мережковский, В. Набоков) ставили поэта в один ряд со столпами русской культуры. Большое внимание критиков привлекало именно стремление Ходасевича к художественной преемственности традиций классической русской поэзии. Так, высоко ценивший творчество Ходасевича В. Набоков видел в нем «литературного потомка Пушкина по тютчевской линии». Набоков был убежден, что Ходасевич «останется гордостью русской поэзии, пока жива последняя память о нем».

Особенности поэтической индивидуальности Ходасевича и эволюция его творчества стали предметом размышления и Г. Адамовича. В статье «В. Ходасевич» он высоко оценивал зрелую лирику поэта. Критик подчеркивал «исключительное совершенство» стихов Ходасевича, точность соответствия между словом и мыслью. По мнению Адамовича, поэзия Ходасевича ценна своей «внутренней сущностью», «насквозь одухотворена», «в ней нет ничего придуманного, могущего быть замененным, оставленным, уничтоженным». Однако, несмотря на это, критик все же усматривал в поэзии Ходасевича «отсутствие “крыльев”, свободы, воздуха».

Не обошел вниманием Адамович и проблему классических традиций в творчестве Ходасевича, отметив очевидное, с его точки зрения, различие в художественных системах поэтов: «Пушкин смотрит вокруг себя, Ходасевич – всегда внутрь себя, и это решительно определяет его «гамлетовскую» природу, его боязнь мира, его обиду, его неуверенный вызов миру». При этом миссию Ходасевича в истории русской культуры он видел в том, чтобы «быть хранителем традиций», «высоко нести знамя русской литературы».

Современным исследователям творчества Ходасевича необходимо учитывать противоречивость суждений современников поэта о нем. Зачастую критика в адрес Ходасевича носила личный характер, ведь своей надменностью и язвительностью он нажил себе множество литературных и личных врагов, которые пытались свести счеты в многочисленных литературных спорах.

Please publish modules in offcanvas position.

Наш сайт валидный CSS . Наш сайт валидный XHTML 1.0 Transitional