А.В. Савченко

А.И. Введенский о литературной личности М.Е. Салтыкова-Щедрина
в «Пошехонской старине»

Критический очерк А.И. Введенского под названием «Пошехонская старина» (1888) стал своеобразным импульсом к пониманию творчества Салтыкова-Щедрина и переоценке сложившегося литературного образа автора.

А.И. Введенский, сравнивая творческое наследие Салтыкова-Щедрина «с вечно знаменитыми произведениями Свифта», отмечает, что «Пошехонская старина» относится именно к тем произведениям Щедрина, «которые, при всей своей связи с предшествовавшими, вместе с тем, отличаются оригинальнейшими сторонами и особенностями».

Наряду с исторической, общественной, философской трактовкой «Пошехонской старины», особое внимание в статье уделяется литературной личности автора.

Принимая во внимание просьбу Щедрина не смешивать личность писателя с личностью Никанора Затрапезного, Введенский справедливо отмечает автобиографическое начало произведения, хотя и не соединяет авторское «Я» и «Я» героя, от лица которого ведется повествование.

Называя Щедрина «сатириком», «великим сатириком», «знаменитым сатириком», Введенский расширяет границы этого понятия, так часто применяемое по отношению к Салтыкову-Щедрину: «Щедрин – истинный художник», талант которого не укладывается в рамки какого-либо определения.

Автор представляет читателю Щедрина как лирика, поэта, порывая со сложившейся традицией характеризовать его как «прокурора общественной жизни». Введенский пишет: «Пошехонская старина, эта последняя «сатира», в сущности, не представляет собою того, что разумеется под словом «сатира». Автор не глазами сатирика смотрит на явления быта, изображаемого им».

Введенский принадлежит к числу тех современников, которые прослеживали в творчестве Щедрина не только обличительный пафос, а в большей степени мировоззренческие и духовные искания. В «Пошехонской старине» соединены высокое и низкое, небесное и земное (материальное), духовное и практическое, доброе и злое. Здесь, по мнению Введенского, выражено «чувство глубокого сожаления к попранию в человеке образа и подобия Божьего».

Отмечая особую историческую роль последнего произведения Щедрина и художественное мастерство изображения, присущее лишь Щедрину, Введенский убежден, что «Пошехонская старина» займет большое место в русской литературе, как глубоко-поэтическое и вполне объективное изображение русской крепостнической жизни.

Please publish modules in offcanvas position.

Наш сайт валидный CSS . Наш сайт валидный XHTML 1.0 Transitional