Е.В. Хинкиладзе

кандидат филологических наук, доцент

О прототипе одного булгаковского героя

Творчество М.А. Булгакова изучено, казалось бы, досконально. Трудно назвать количество научных исследований, посвященных его биографии и произведениям. Однако и в них довольно редко ставится проблема соотношения наследия писателя с литературой русского Зарубежья, а также с ее жизнью и бытом. И это понятно: долгое время литература в Советской России и Зарубежье существовала изолированно и изучалась в отрыве друг от друга.

В докладе речь пойдет о писателе-эмигранте В.П. Крымове, творчество которого по сей день почти недоступно читателю на его родине. Автор сочинений, широко известных в эмиграции, он был человеком необычной судьбы и неоднозначной репутации. Но наше внимание привлекает то, что он стал прототипом одного из героев булгаковского «Бега» – Парамоши, Парамона Ильича Корзухина. Авторы «Булгаковской энциклопедии», давая краткий обзор биографии В.П. Крымова, удивляясь тому, что этот, в общем-то, неплохой человек, мог оказаться прототипом образа стяжателя, оставляют вне поля зрения важное обстоятельство. Речь идет о том, что на рубеже веков наряду с высочайшими достижениями русской литературы развивалась литература, обращенная к самому широкому кругу невзыскательных читателей. В.П. Крымов, как и А.С. Суворин, не был писателем сколько-нибудь выдающимся, но считал себя человеком способным, потому много и охотно сочинял и, главное, публиковал свои сочинения. В начале века, по нашему мнению, менялось само отношение к писателю. Как известно, в России литература всегда имела «учительский» характер, а писатель воспринимался пророком, учителем, властителем дум. Иной тип писателя, человека состоятельного, пишущего не для заработка, а для «души», воспринимался иронически и даже скептически.

Ни А.С. Суворин, ни В.П. Крымов писателями настоящими не считались, их претензии на место в русской литературе встречали отповедь критики. Особенно острой она была еще и потому, что они не отвечали важнейшему критерию – бескорыстному служению высокому искусству, довольно успешно накапливая капитал, причем нередко на литературе, которая была таким же товаром, как лес или пшеница. В.П. Крымов уезжал в эмиграцию с вагоном, наполненным мебелью, домашней утварью и даже, как рассказывали, курами в клетках. Жил он, в отличие от русских писателей-эмигрантов, довольно комфортно, не испытывая тягот, которые выпали на долю других. Он и там издавал сочинения за свой счет, организовывал их перевод на английский язык и оплачивал отклики о них. Думается, М.А. Булгаков воплотил в образе Парамоши именно этот тип эмигранта, который в России сколотил огромное состояние и имел притязания на место в русской культуре, на самом деле, мало интересуясь ее судьбой и ничего не делая для ее сохранения.

Please publish modules in offcanvas position.

Наш сайт валидный CSS . Наш сайт валидный XHTML 1.0 Transitional