Лев Лившиц. In Memoriam

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта
Главная МАТЕРИАЛЫ АННОТАЦИИ ДОКЛАДОВ 18-е чтения (2013) Аметова Э.К. Творчество Б. Зайцева в оценке эмигрантской критики

Аметова Э.К. Творчество Б. Зайцева в оценке эмигрантской критики

E-mail Печать PDF

 

Э.К. Аметова

кандидат филологических наук

Творчество Б. Зайцева в оценке эмигрантской критики

В 1922 г. писатель оказался в эмиграции, с 1924 г. обосновался в Париже, где прожил до своей смерти. Он активно сотрудничал в изданиях русской эмиграции, был председателем Парижского союза писателей и журналистов. Его новые произведения редко привлекали внимание критиков, но в нескольких откликах речь шла о новом, что появилось в его творчестве, об усилении религиозной тематики, темы родины. Так, Н. Оцуп отмечал, что в сюжетах рассказов Зайцева 1920-х годов («Странное путешествие», «Авдотья-смерть», «Анна») отразилось «драматическое столкновение двух миров в душе <…> писателя». Критик находил «болевой центр» героев Зайцева в «несовместимости безгрешного, евангельски светлого мира» и этой жизни, «жестокой и грешной…». П. Грибановский обозначал сюжет произведений как историю «духовного роста человека». Он видел изначальный интерес писателя к «святости» человеческой души, отсутствие отрицательных героев в его творчестве. Героев Зайцева он назвал «бесхозяйственными» в смысле постоянного ощущения «ожидающей их вечности». Для В. Завалишина Зайцев был «художником двух крайностей российской действительности: революционной и религиозной», поскольку в его эмигрантском творчестве слышится горечь от «отрыва русского верхнего слоя от народа, от корней народной жизни…».

Наиболее развернутую характеристику творчества Б. Зайцева в эмиграции дал Г. Струве в известной книге «Русская литература в изгнании», представив обзор публикаций писателя, причем обращая внимание на активное переиздание им произведений, написанных ещё в России. Г. Струве также охарактеризовал тематику новых рассказов, которые были чрезвычайно далеки от темы революции. Характеризуя эмигрантское творчество Зайцева, Г. Струве намечает темы, которые могут быть в дальнейшем перспективными для исследователей творчества писателя. По мнению автора монографии, именно язык, порядок слов могут быть ключом к пониманию его индивидуального своеобразия. Вторая примета – повышенное внимание к христианской проблематике – позволяет Г. Струве говорить об известной эволюции писателя. Он сопоставляет творчество Зайцева с творчеством Бунина, Куприна, А. Толстого и А. Ремизова, показывая, что «религиозность Зайцева благостнее, примирённее, умудрённее, она окрашена в те же лирические тона, что и все его творчество».

Вдумчивым и внимательным критиком Б. Зайцева был К. Мочульский, откликнувшийся, в частности, на публикацию романа «Заря» (1937). Рецензия имела подзаголовок «Ясновидение любви», и эти слова оказались её лейтмотивом. К. Мочульский высказывает в рецензии мнение, что в романе выражено «двойное зрение», формирующееся с помощью того, что на мир смотрит маленький герой и вместе с тем обогащённый опытом повествователь, знающий о том, что скоро этот любимый его героем мир будет разрушен.