Лев Лившиц. In Memoriam

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

2001 - Шестые чтения

E-mail Печать PDF
Индекс материала
2001 - Шестые чтения
2-ая стр.
3-ая стр.
4-ая стр.
5-ая стр.
6-ая стр.
7-ая стр.
8-ая стр.
9-ая стр.
10-ая стр.
Все страницы


 

 

О. Л. Бескоровайная

Харьковский национальный педагогический университет им. Г. С. Сковороды

Научный руководитель проф. А. С. Силаев

 Роман В. В. Вересаева «В тупике» в литературной критике

 20-х годов

 Роман В. В. Вересаева «В тупике», написанный в 1922 г., занимает видное место в истории советской литературы начала XX в. Это одно из первых больших произведений о революции и гражданской войне, ставшее, по выражению критика А. Воронского, «художественным документом» эпохи. Отрывки из романа появились в журнале «Красная Новь» (1922, № 89), в «Южном альманахе» (1922, кн. 1) и в сборнике «Недра» (1922, кн. 1, 2). В 1924 г. произведение было опубликовано полностью, а затем переиздавалось в течение 20-х гг. целых 6 раз. В это же время роман «В тупике» был переведен на английский язык. Однако с 30-х гг. он более не издавался, а затем и вовсе был изъят из читательского обращения. 

Произведение вызвало бурную реакцию со стороны советских критиков и литературоведов. Некоторые из них (И. Ипполит, Н. Чужак, Ю. Тиняков) отзывались о романе как о неудаче, провале писателя, усматривали в произведении «искажение исторической перспективы» (Н. Чужак), упрекали его в контрреволюционности. Другие же критики (А. Воронский, В. Полонский, В. Мещеряков, В. Львов-Рогачевский) считали роман попыткой писателя разобраться в сложной современной действительности, осмыслить роль и место интеллигенции в ней. Достаточно высоко оценили произведение критики и читатели литературного приложения газеты «Times». Время показало правоту этой второй, демократической части советской и европейской критики.

 

К. Б. Благова

Харьковский национальный педагогический университет

 им. Г. С. Сковороды

Иван Аксаков как литературный критик 

Сравнительно немногочисленные литературно-критические статьи, заметки и речи И. Аксакова рассредоточены на довольно большом отрезке времени – более тридцати лет и как бы теряются среди обширнейшей его публицистики, которая, наряду с поэзией, оставалась преимущественной сферой его творческой деятельности. Заявив о себе как критике в 1852 г. статьей на смерть Гоголя, известную речь о Пушкине он произносит по случаю открытия памятника поэту в Москве в 1860 г., а надгробное слово Тургеневу – в 1883 г. 

Аксаков призывает молодых писателей учиться у Пушкина народности, у Тургенева – «опрятности», целомудренности, у Жуковского – поэтичности, не забывая при этом о необходимости прочувствованного отражения русской жизни, высоких качеств и нравственной чистоты русского народа. 

Заметное место в литературном наследии Ивана Аксакова занимает обширная «Биография Федора Ивановича Тютчева», где не только освещены основные вехи в жизни и деятельности поэта, но и подробнейшим образом проанализированы основные мотивы его лирики. Суждения Ивана Сергеевича имеют еще и ту ценность, что это свидетельство почти из первых рук: женатый на старшей дочери Тютчева, он был «своим человеком» в тютчевском доме и в тютчевском лицее. 

Нельзя не отметить одну стрежневую мысль, которая проходит
через все литературно-критические выступления И. Аксакова: «Русская земля не оскудеет талантами...» К плеяде талантливых людей земли русской принадлежит и сам Аксаков.

 

Ю. А. Ващенко

Харьковский национальный университет им. В. Н. Каразина 

Раблезианская интерпретация патриархального мифа у

 Г. Шевалье и Р. Фалле: от реконструкции к разрушению 

Романы французских писателей Г. Шевалье (1895 – 1969) и Р. Фалле (род. 1927) обычно характеризуются как социально-сатирические; однако они обнаруживают и наличие идиллического пласта, транспонированного раблезианской традицией. И если Г. Шевалье утверждает патриархальный идеал путем игровой реконструкции раблезиански инструментированного первомифа, живописуя сначала его стабильное состояние («Клошмерль», 1934), а затем с горечью и сожалением отмечая признаки его разрушения («Клошмерль Вавилонский», 1954; «Клошмерль-водолечебница», 1963), то Р. Фалле художественно констатирует результат уже совершившегося распада. «Естественные» персонажи романов Фалле, принадлежащих «бурбоннезскому циклу» («Стреляные воробьи», 1958; «Идиот в Париже», 1966; «Божий браконьер», 1973; «Новое Божоле прибыло», 1975; «Капустный суп», 1980) являются обреченно противостоящими натиску обездушенной цивилизации «осколками» разрушенного идиллического мира.

 

В. Е. Ветчинкина

Харьковский национальный педагогический университет им. Г. С. Сковороды

Научный руководитель проф. Е. А. Андрущенко  

К вопросу о переосмыслении двух библейских сюжетов в статье Мережковского о Лермонтове 

Лермонтову посвящена одна из блестящих статей Мережковского «М. Ю. Лермонтов. Поэт сверхчеловечества» (1909). Рассматривая образ поэта в контексте религиозных исканий человечества, Мережковский переосмысливает два библейских сюжета: о войне Михаила и его ангелов с драконом (Откр. 12; 7) и о богоборчестве Иова (Иак. 5; 11). Первый сюжет Мережковский как бы «дописывает», объясняя «демонизм» и мистицизм Лермонтова тем, что ему была известна «тайна премирная» его рождения. «Душу» поэта Мережковский возводит к числу тех ангелов, которые не сумели сделать свой выбор в пользу добра или зла в той библейской войне и вынуждены его делать в земной жизни. 

Второй сюжет, о святом богоборчестве Иова, Мережковский использует для характеристики отношения Лермонтова к Богу. По мнению критика, отсутствие внешней религиозности Лермонтова не может служить поводом для обвинения его в «антихристианстве» (как это делал Вл. Соловьев), а заставляет пристальнее всматриваться в его художественное творчество. Именно в поэзии, по мнению Мережковского, открывается «подлинный» Лермонтов, хранящий в душе «образок святой» своей матери, своей земли, своей культуры.

 



Обновлено 27.10.2010 12:44