Лев Лившиц. In Memoriam

  • Увеличить размер шрифта
  • Размер шрифта по умолчанию
  • Уменьшить размер шрифта

2000 - Пятые чтения

E-mail Печать PDF
Индекс материала
2000 - Пятые чтения
2-ая стр.
3-ая стр.
4-ая стр.
5-ая стр.
Все страницы

 

О. О. Андреева

Харьковский государственный университет искусств им. И. П. Котляревского


 

В очікуванні Фортінбраса

«Сподіватися чи не сподіватися?» – так трансформується одвічне гамлетівське питання на сцені Харківського драматичного театру ім. Т. Г. Шевченка у виставі «Фортінбрас не прийде» за п’єсою В. Гітіна. Зараз, в кінці століття, багато хто намагається зробити висновки з пройденого шляху. І цією виставою режисер Анатолій Литко намагається відзначити наше минуле. Кожен з його героїв проходить своєрідну перевірку на чесність з самим собою. І всі вони так чи інакше її не витримують. Їх мрії вже втрачені назавжди. Але експеримент з людськими душами не завершено: тепер театр пропонує нам, глядачам, знайти відповідь на поставлені питання.

 

Е. А. Андрущенко

Доктор филологических наук, профессор

Харьковский национальный педагогический университет

им. Г. С. Сковороды  

Три Гоголя

Незадолго перед смертью Тэффи вдруг увлекалась Гоголем. Эмиграция готовилась к 100-летнему юбилею писателя, и Тэффи задумывала работу о нем. В январе 1952 г. она расспрашивала Алданова о других своих предшественниках: «Интересна ли книга Сирина о Гоголе? Думаю, что он может сказать много нового». Книга В. Набокова «Николай Гоголь» воспринималась современниками в контексте предшествующей литературы о писателе. Мы же имеем счастливую возможность говорить

о ней как об одном из этапов гоголеведения XX века.

История изучения Гоголя в нашем столетии открывается книгой Мережковского «Гоголь и черт» (1906), книгой яркой, оригинальной, спорной, по сей день не оцененной по достоинству. Блистательное исследование Абрама Терца «В тени Гоголя» (1975), по существу, завершает эту историю.

Наша эпоха дала немало и других замечательных попыток проникновения в сложный мир писателя, изучения событий его полной драматизма жизни и творческого наследия. Но исследования эти совсем другого рода. «Гоголь – загадка, – писала Тэффи. – А загадку каждому дозволено разгадывать в меру его разума и душевных сил». Добавим, – и в связи с определенной исследовательской задачей. Книги Мережковского, Набокова и Абрама Терца объединены в данном сообщении именно в связи с теми исследовательскими задачами, которые в них поставлены.

 

В. Е. Ветчинкина

ООО «Слобожанский союз». Г. Харьков

Научный руководитель проф. Е. А. Андрущенко
 

Мережковский и Лермонтов


 

Возобновление интереса к Лермонтову произошло на рубеже XIXXX столетий. И главная заслуга в этом принадлежит, прежде всего, русской философской критике. Переосмысливая классическую литературу уходящего века, Вл. Соловьев, Д. Мережковский, В. Розанов и многие другие возвращали в новую эпоху и своего, особого Лермонтова.

Доклад посвящен восприятию Лермонтова Д. С. Мережковским, изучавшим жизнь поэта и его произведения под знаком явления

«сверхчеловеческого». Вводя в обиход это определение, Мережковский, с одной стороны, полемизировал с неверным, по его мнению, пониманием Нищие в России, а с другой, – выстраивал собственную линию титанов духа мировой культуры, от Наполеона и Гёте до Байрона и Лермонтова.

В статьях, посвященных им, в «наполеоновских» главах книги «Л. Толстой и Достоевский», в поздней книге «Наполеон» Мережковский рассматривает «сверхчеловеческое» в контексте нового религиозного сознания, намечает точки его соприкосновения с современной критику русской культурой.

 

А. М. Воронов

кандидат искусствоведения

Международный Классик-центр. Санкт-Петербург, Россия


 

Сценические образы Игоря Дмитриева на сцене ленинградского театра им. В. Ф. Коммиссаржевской (1948 – 1968 гг.)

Народного артиста России И. Б. Дмитриева по праву можно назвать одним из самых ярких петербургских актеров второй половины XX столетия. Выпускник школы-студии МХАТа, он на всю жизнь сохранил верность заветам своих учителей, пронес сквозь все зигзаги театральных и киномод любовь к русскому слову, святое отношение к русской сцене и к русской драме. Широкому зрителю он известен в первую очередь благодаря кинематографу, где сыграл более 120 ролей; петербургским театралам памятны образы, созданные актером па сцене академического театра Комедии в 1980-90-е годы. Значительно меньше известны роли, сыгранные им на сцене ленинградского театра им. В. Ф. Коммиссаржевской. Между тем, этот период – один из самых плодотворных в творческой биографии Игоря Дмитриева. Многие из сценических образов, созданных им в эти годы, не только были признаны подлинными достижениями, раскрывшими неожиданные грани таланта актера, – они оказались неразрывно связаны со всей театральной и культурной жизнью города на Неве 1940-х – 60-х годов.



Обновлено 24.10.2010 17:34